Персонаж

Имя
Медовый

Цепь имен
Медок - Мед - Медовый

Племя, в которое хотите попасть
племя Ветра

Статус в племени
Воитель

Возраст
30 лун

Внешность
Представьте себе холст с небольшим пятном краски светло-охрового цвета. Представили? А теперь возьмите мягкую кисточку и проведите снизу волнистую белую линию. Это будущий живот и низ мордочки нашего Меда.  Далее вам понадобится ореховая краска. Окуните в нее кисть и хорошенько потрясите её над холстом, накладывая, таким образом, на пятно темно-коричневые отметины. Но будьте осторожны, не заденьте белую область. Да, наш котик полосатый. Сочетание охры, белизны и ореха  должно смотреться как можно реалистичней, поэтому аккуратно промокните холст чистой губкой, чтобы переходы от одного цвета к другому были чуть размыты, а сами краски более бледны и равномерны.
Переходим к контуру. Делайте его не сплошной чертой, а прерывистой, иногда даже вздернутой к верху. Ведь у Медового тоже есть шерсть и её нужно показать. Итак, тонкой кисточкой выведите спинку носа. Она должна быть не слишком длинной, но и не приплюснутой. Помните, что мы рисуем обыкновенного дворового кота. Точка стопа также не слишком выражена. Далее ведите кисть к лобной части и приступайте к обрисовке ушей. Они должны смотреться не слишком длинными и немного повернуты в стороны. Но не стоит ничего выдумывать. Это кот, а не чебурашка. Закончив с ушами, приступайте к скулам. Здесь ничего особенного и сложного нет. В отличие от многих кошек, у Медового шерсть на скулах (и на хвосте с лапами) имеют такую же длину, как и в остальных местах. То есть его шерсть повсюду одинакова и равномерна. К ушам и носу мы вернемся позже, а сейчас давайте займемся его торсом. Все тело должно быть достаточно длинным, компактным и элегантным. Рисуйте хорошо выраженную грудную клетку, но не увлекайтесь, это все-таки вам не бультерьер. Линию спины немного опустите вниз и плавно перейдите к средней длины хвосту, не слишком тонкому, но и не толстому. Теперь лапы. Если у вас плохой глазомер, вооружитесь линейкой, потому что лапы должны быть строго пропорциональны торсу. Иными словами, тело Медового, если не считать шеи, головы и хвоста, должно вписываться в квадрат. Это придаст коту ловкости и грациозности, вы так не считаете?
Итак, наш контур готов, давайте займемся деталями. В первую очередь вернемся к мордочке. Глаза сделайте стекловидными, вытянутой формы, уголки должны быть изогнуты. Чтобы подобрать нужный цвет для них, взгляните на океан, с переливающейся на солнце, чистой бирюзовой водой. Красиво, правда? Именно такой глубокий бирюзовый цвет нам и необходим. Контур и уголки глаз обведите черной или темно-коричневой краской. Над губами, там, где краска у вас белого цвета, поставьте несколько черных точек и выведите из них тонкие белые усы. Используя кончик кисточки, на бледный носик капните немного розовой краски.
Финальный штрих – проведите на левом плече тонкую белую полоску. Это шрам. В этом же месте немножко помакайте губкой, чтобы шерсть казалась редкой, как это всегда бывает в местах ранения.
Ах да, чуть не забыл! Вооружите Медового недлинными, но острыми когтями, чтобы он смог с честью прожить свою нелегкую и полную опасностей жизнь.
А теперь давайте рассмотрим кота с анатомической стороны. Так получилось, что родился он с врожденной аномалией – с неким отростком на лучевой косточке передней левой лапы. Глазами вы ничего не увидите, но если хорошо прощупаете это место – ощутите небольшую продолговатую шишку поперек кости. К счастью, нормально жить это не мешает. Также, у Меда слегка обморожены уши, а еще сломана пара ребер, из-за чего между ними находятся впадины, ямки. На той же левой передней лапе отсутствует один коготь – последствие встречи с людьми в белых халатах, но подробнее об этом читайте в биографии

Характер
Я всегда отличался особой вспыльчивостью. В один момент я мог разнести все вокруг и переспорить с половиной леса, а в другой спокойно сидеть под деревом и наблюдать за птицами. Но, как бы то ни было, я всегда делал первый шаг к примирению. Не то чтобы чувствовал себя виноватым, отнюдь… Я напросто не переносил агрессии, а в  бессмысленной грызне не наблюдал никакого смысла. Однако сколько себя помню, я никогда не мог не прокомментировать чье-либо решение и не предложить свою точку зрения, даже псам я давал советы, да-да.. На свою голову. А если кто надумывал меня разубеждать, то уж наверняка мечтал прихлопнуть меня чем-нибудь тяжелым уже на третьей минуте горячего спора. Как я его понимаю.
Индикатор безумия: десять процентов.
Чужакам может показаться, что я слишком дерзок, кошки меня сторонятся. Им кажется, что в моей голове гуляет ветер и я только и умею, что флиртовать, кричать да бить баклуши. Вот не думайте сейчас, что я оправдываюсь, но в действительности я совсем не такой! Да! Я просто… одинок? Нет, это слишком жалко звучит. Наверное, мне просто было суждено всю жизнь прожить холостяком, заводя короткие романы с красотками-кошками, а в пору Голых Деревьев одному ночевать на холодной подстилке.
Хах, ну и подумаешь, в этом есть свои прелести. Не нужно заботиться о том, как бы прокормить жену с котятами, да и во время зимы я могу беспокоиться только о себе и не утруждать себя лишними мыслями. Я уже говорил, что очень люблю спорить? Вот сейчас, например, я готов поспорить с самим собой. Я люблю помогать другим. И если замечу попавшего в беду собрата, уж будьте уверены, в стороне не останусь. Хотя, после и премиальные буду требовать, о-го-го какие не хилые.
Индикатор безумия: двадцать процентов.
Эгоизм? Ну а что здесь такого? Покажите мне хоть одного здравомыслящего кота, которого не заботит свой собственный хвост, я буду перед ним преклоняться… Преклоняться?
Индикатор безумия: пятьдесят процентов.
Ключевое слово: здра-во-мыс-ля-ще-го. Ибо психи меня не интересуют.
Некоторые поговаривают, что сумасшедшие – самые свободные существа на земле. Иногда, занимаясь своими будничными делами, такими как уборка и благоустройство жилища, охота, ко мне в голову приходит такая мысль: «а может мне тоже, того? Ну, свихнуться?» Нет, ну а что? В наше-то время это самый разумный способ избежать проблем. Какая игра слов, слушайте: неразумное разумно. Но не будем об этом, ведь все-таки я материалист, а не философ.
Что у нас дальше по списку? Пускай будет еда. Знаете, я очень её люблю. Но не поглощение пищи, а сам процесс её добывания. Как мяса, так и фруктов. Взять, к примеру, охоту на мышей. Вот вас разве не прикалывает прыгать по полям как дельфинчик? Меня очень. Особенно в зимнюю пору. И не важно даже, удастся поймать шустрого звереныша или нет. Но если все же удается переломить хребет какой-нибудь полевке, то это особенный кайф.
А голуби? О, эти глупые, жирные птицы. Их просто провести, но если схватишь одну, то другие тут же начинают ТА-А-АК вопить, что берегись. Уши закладывает, ей-богу. А уж если ловить не лесных, а городский пернатых, то начинается самое веселье. Улепетывать в лес под крики детей с брыкающейся птичкой в пасти. Что мне говорят на это приятели? То и говорят. «Мол, ты, Медовый, тако-о-о-й  дура-а-а-ак».  А кто сказал, что я умен? Я этого не говорил, вы это сами придумали. Вот только не надо грязи! Я не отброс кошачьего племени, я просто слегка бесбашен. Совсем чуть-чуть. На грамм. Плюс-минус двести.
Индикатор безумия: пятьдесят один процент.
Но что такое двести один грамм для целого кота, не правда ли?
Итак, мы говорили о еде. Помимо охоты, я безумно люблю плоды. Ну вот, опять я о безумстве заговорил. Ладно, до ОДУРИ люблю плоды я. Спелые каштаны, ягодки-грибочки, порой ворую капусту, репу да картофель из садов. Все это мне жутко нравится, поэтому я с нетерпением жду осени, чтобы разнообразить свой рацион.
Что касается будничного поведения, я весьма нервный и странный тип. Знаете, топчусь на месте, дергаю хвостом и ушами, перебираю лапами  и порой даже не замечаю этого. Я словно акула, которая умрет, если остановится. Нет, конечно же я не умру, я ведь все-таки кот. Но в состоянии покоя я буду чувствовать себя минимум неловко и непривычно.
Еще я ленив от природы. Даже не ленив, а непостоянен. Я люблю заниматься чем-то новым для себя, но это быстро мне надоедает и я все забрасываю. Так происходит и в отношениях с котами, и с домом я никак определиться не могу. Сегодня я захотел жить у озера. Нашел подходящее местечко, устроил лежанку, убрал весь мусор. Ну и что вы думаете? Проспал там несколько дней, порадовался, а потом вдруг в лесу жить приспичило. Причем я взял и пошел в этот самый лес и начал поиски нового места для жилища. Нет, ну надо же таким быть, а?
Индикатор безумия: шестьдесят процентов.
Теперь о страхах, а их довольно много. Наверное, о том, что я боюсь соак, людей, провалиться под лед и тому подобное  упоминать не стоит, хотя я все же об этом упомянул. Но этим ведь дело не ограничивается! К примеру, когда со мной разговаривает более двух-трех незнакомых лисов и лисиц одновременно, у меня попросту начинают дрожать лапы. Сам не знаю, с чем это связано, однако, данная фобия улетучивается, если рядом со мной стоит друг или подруга.
Еще я боюсь быть отравленным. Я редко притрагиваюсь к падали, от которого сильно веет людьми, а это уже нормально.
Индикатор безумия: сорок процентов.
Там, где я провел свою юность после "ухода" из племени, было очень много поездов. И эти громкие, железные махины просто приводили меня в ужас. Может быть, именно с этим связана моя излишняя нервность? Мои названные братья и сестры часто играли с поездами, перебегали железнодорожную насыпь, а что же в это время делал я? Да жался под куст или же просто убегал куда подальше, поджимая хвост.
Индикатор безумия: двадцать процентов.
Итак, вот мы и выясняли, что я практически нормальный кот, практически такой же, как и вы и заводить со мной знакомство практически не угрожает ни вашему телу, ни вашей психике. Что это значит? А это значит, мои милые, что я буду рад вашей компании, если вы мне таковую предоставите. Вот так

Биография
Мало кто знает, насколько одинокая вольная жизнь может тебя изменить, сколько невиданных граней ты можешь раскрыть в себе. Где я родился, естественно, не помню. Кошка-мать рассказывала, как мучилась с нами - со мной, моими братьями и сестрами - в какой-то лощине неподалеку от лагеря племени Ветра. Сезон благополучно эвакуировал из зимы в лето, проблем с пропитанием, как и у всех, не возникало, а потому росли мы здоровыми и крепкими. Котят в том году было много, дайте подумать… Восемь, ну точно же, три кошки и пять котов, включая меня. Естественно, что все усилия охотников  уходили на то, чтобы уследить за нами и должным образом воспитать.
Но каждый в мире знает, насколько изменчива жизнь и сколько невиданных граней ты можешь раскрыть в себе по ходу её течения. Когда я жил и рос вместе с остальными, я был абсолютно уверен, что совсем скоро я буду защищать свое племя и охотиться для него, своей подруги  и для наших детей, как это делал мой отец Юрый. Я не был наделен особым умом и ловкостью, вся моя жизнь вращалась вокруг мечтаний о долгой и счастливой жизни лесного воителя. Вы даже не можете себе представить, с какой иронией я отношусь к себе, вспоминая молодость. Быть воином, правда что ли? И почему я был настолько упрям? Я казался себе ответственным котом, не хуже, чем мой лучший друг Мозз.  Я смотрел на взрослых и представлял, как в будущем буду возвращаться с очередной битвы или патруля, уставший донельзя, но счастливый, а мои дети будут выбегать мне навстречу с криками «Ты герой!» И я радовался этим мыслям, совершенно не понимая, что мечтам осуществиться не дано. Почему? Все до смешного просто. Я оказался слабаком. Не тем слабаком, который не может перекусить птице хребет или удрать от собаки. Я не умел справляться со своими страхами и желаниями, не умел выражать свои чувства и отдаваться кому-то целиком, без остатка. Мысли о самой красивой кошке не то что лагеря, всего леса -  туманили мой разум, а страх, что в случае её согласия, я не смогу её защитить - превращал меня в параноика. Конечно же, я не смог ей признаться. И так было не только в любовных отношениях. Везде, всегда. Чего бы я ни желал.
Лишние мысли, паника, сомнения… я был уверен, что схожу с ума, но что значит быть умалишенным по-настоящему, я понял только тогда, когда люди отловили меня, Мозза и мою сестру Донник и увезли в зоопарк. Нет, онине посадили нас в клетку… Читайте дальше. Это случилось на закате нашего первого лета. Мозз тогда уже был взрослым котом и отличным воином, а мы с братьями и сестрами носили титулы оруженосцев.
Мой серый друг поведал мне о симпатии к Донник, и я решил устроить им свидание. Все шло как нельзя лучше: глубокая, светлая ночь, теплый ветер; я слушал романтические беседы будущих супругов из потайного убежища, но нет, им же надо было все испортить. Это было странно. Обычно люди никогда не появлялись здесь, а в тот раз они решили выйти на какого-то рода… охоту?  Они установили флажки как раз в том месте, где расположилась наша троица, увы, мы не смогли спастись. Мы, конечно, пробовали бежать, но… черт, эти красные ленты  по периметру просто завораживали и не позволяли ступить дальше. Именно там нас поджидали люди со странными приборами, похожими на ружья. Наверняка, наверняка они надеялись поймать лисиц! Будь проклята моя шкура, наверное, издалека они приняли меня за рыжего хищника. Я успел повернуть назад, но дротик со снотворным все же впился мне в плечо.
Дальше я ничего не помню, не смотря на ужасные кошмары, спал я достаточно крепко. Проснулся я от яркого света, слепящего глаза. Первое, что  увидел – люди в белых халатах. Они стояли, склонившись надо мной, и с особой тщательностью прощупывали каждый сантиметр моего тела, кололи препараты, от которых лапы просто сводило судорогой, а в горле невыносимо першило. Я пытался вырваться, но они крепко привязали меня ремнями к холодному столу. Обеспокоенные лица, еще одна доза снотворного – проснулся я уже в темной, маленькой клетке. Мозз уже поджидал меня там, Донник они принесли чуть позже. От местных заключенных самых разных пород мы узнали, что находимся в зоопарке и что скоро нас выпустят в широкий вольер. Но,видимо, эти экзотические животные даже не знали, что кот – домашний питомец, а значит ни о каком вольере не может быть и речи. Нас отнесли в какое-то здание, наверное, там жил охранник зоопарка. Донник попала в соседний дом, мы могли видеть её только через окно, сидя на подоконнике.
С тех пор мои дни протекали жутко однообразно: двадцать шагов влево, двадцать шагов вправо. Цели: не умереть со скуки и вспоминать свое детство. Славные были времена, ничего не скажешь. Я вспоминал, как мать и отец делились с нами лесными секретами, рассказывали племенные истории. Вспоминал все детские проделки и игры. Например, как мы лазили в барсучьих городах или бегали в город и смотрели на прикованных цепями собак. Я, мои братья Каштан и Дыня. Родители запрещали нам смотреть на них даже издали, хотя кто из вас не нарушал запретов в юности? Псы давились слюнями, пытаясь дотянуться до наших хвостов, а мы были слишком самонадеянны. Распахнулась дверь человеческого дома и от туда выбежала еще одна собака… Во время погони Дыня потерял свой хвост, а я сломал ребро, но все мы остались живы.
В зоопарке я рассказывал про этот случай Моззу неоднократно, причем каждый раз друг слушал меня с интересом.
Эх, бедняга Мозз. Свихнулся он уже через месяц. Это не удивительно: близость людей, невкусная еда, запахи неизвестных животных, да еще и собаки. Сотни, даже не сотни, а тысячи незнакомых запахов, существ, к тому же близость самок и однообразная мужская компания… Мозз даже кидался на меня пару раз. Однажды люди нас застукали, когда я пытался отогнать от себя кота. После этого Мозза выманили из комнаты и куда-то унесли, не знаю куда. Жалко, если его усыпили. Он был хорошим другом. Меня же снова потащили в то злосчастное помещение, в котором пахнет медикаментами и спиртом. Снова что-то кололи, снова щупали и мазали какой-то дрянью. Я сопротивлялся, в результате потерял свой коготь: зацепился за халат одного из людей. Но продолжение оказалось лучше, чем я предполагал: люди закрыли меня в небольшом синем ящике с решеткой, а затем посадили в машину. Я чувствовал, как вибрировал пол подо мной. Ехали мы долго, через чур долго. Мне казалось, что я успел впитать в себя эти запахи железа, старой кожи и дыма, исходящего от белых свернутых в цилиндры штук, которых люди запихивают себе в рот и поджигают. Зачем они это делают? Но сейчас не об их причудах.
Человек, который вез меня, был довольно большим представителем своей породы, он все время что-то лаял. Язык был мне непонятен, но я отчетливо слышал успокаивающие нотки в его хриплом голосе, они довольно-таки хорошо на меня действовали, я не выл, не мяукал и не грыз прутья решетки. Я даже помочился всего один раз и то не от страха, а от нужды.
Место назначения оказалось лесом. Настоящим, диким, огромным лесом, с рекой, озерами, хвойными и лиственными лесами. Как я узнал позже, тут жили лисы, барсуки, глубоко-глубоко в чаще видели даже волков. Приспосабливаться сразу мне не пришлось. Я не был свободен, как мне тогда показалось. Человек понес меня на ферму и опять превратил в домашнего питомца. Вернее, он хотел меня превратить. Но я не дался, однако же прожил на ферме целую зиму. Человек ни разу не прикоснулся ко мне, он оставлял еду с водой и уходил. Иногда прибегали его дети, и тогда мне приходилось прятаться под кровать. Ох уж мне эти дети, жуткий народ. Собак в самом доме не было, но я слышал их разъяренные голоса снаружи. Иногда меня выводили во двор, заранее заперев псов в сарае. Каждый раз я пытался сбежать, но люди всерьез ко мне привязались. Хотя однажды удача все-таки повернулась ко мне лицом. Как раз свистел мартовский ветер, время, когда у племенных котов рождаются котята. Человек открыл окно, чтобы проветрить комнату, через него-то я и выскочил. Во дворе уже поджидали легавые, ох и славная была погоня! Для них. Я же чуть голову не потерял. И хвост.
Но все же остался цел и невредим. Вывихнул, правда, лапу, а щеки расцарапал в каких-то зарослях, но это не страшно.
Оказавшись в лесу, я понял, насколько все не «ух ты, фрухты». Незнакомая территория, неприспособленность, отсутствие всякого опыта да еще излишняя нервозность, заработанная в зоопарке. Но духом я не падал. В первую же неделю я нашел себе пустую нору. Да-да, нору! Заброшенную лисью нору! Она была не в лучшем состоянии: наверное, её разорили фермеры или собаки, но тогда я еще не был привередой, сам факт, что у меня появился дом, давал мне надежду на светлое будущее.
Весну я прожил без приключений, между тем мне стукнул год. Я был нетерпелив донельзя, уже тогда мечтал о жене и котятах. А потому, собрав в охапку все свое обаяние, отправился на поиски. За три месяца я познакомился со многими котами и кошками из деревни, недалеко от леса. Одни знакомства были приятными, другие – не очень. Я заметил в себе одну странность: при появлении более двух незнакомцев, у меня, словно как у воробья, начинало колотиться сердце, а лапы дрожали. Хотелось бежать или делать вещи из ряда вон выходящие. Я учился брать себя в лапы, но порой вел себя как чистый дурак: то в речку свалюсь, то наступлю на муравейник. Обычно я не справлялся, сила воли оказывалась крепкой недостаточно, а потому я убегал. Я и до сих пор работаю над этим и уже добился определенных успехов. А это уже кое-что.
Обзаведясь друзьями, я стал более уверенным в себе. Я любил иногда наведываться на ферму, в которой прожил целую зиму, и воровать что-нибудь из огородов. Пару раз я попадался, эти люди не узнавали на меня, спускали псов. В один из таких дней удача, видимо решив, что достаточно со мной погуляла, решила меня покинуть. Несносный овчар чуть не перекусил мне горло. Но мне удалось удрать, кстати, именно во время этой погоне я наткнулся на свой родной лес.

Пробный пост
-Я пока не настолько мышеголовая, чтобы преднамеренно пугать птичек! Я пыталась её поймать, в отличии от тебя! Ясно?
-Ну-ну, - буркнул себе под нос Мед, краем уха слушая речи подруги. В этот момент она была очень похожа на его наставника Крестовика*, черного с белым крестом на спине кота, который так же любил жаловаться на неудачи и винить в этом всех окружающих.
В общем-то было забавно, забавно до тех пор, пока она не заговорила о том, что всегда приводило рыжего ученика в трепет.
-...поохотиться на чужой территории! Правда, этот вариант можно привести в исполнение только в том случае, если наставники за нами не следят!
Ох и нагулялся же Мед по чужим землям! Казалось будто на всю жизнь. Как-то раз они с Руиновой Лапкой точно так же сбежали к Гремящей Тропе на границе с Грозовым племенем, но их, конечно же, быстро вычислили. Влетело тогда не слабо, впечатление осталось до сих пор.
Ну как, ты за? Или будем разрывать эти ужасные вонючие норки?
-Не-не-не, я пас, - Мед энергично замотал головой. -Разве ты забыла, что случилось в последний раз, когда я вот так вот сбегал? У меня до сих пор лапы воняют мышиной желчью, потому что этот Крестовик заставил меня целую луну вычищать блох у старейшин! И это я даже границы не перешел, - обиженно добавил он и заозирался по сторонам опасаясь, что кто-нибудь подслушает их разговор.

Вы

Ваше настоящее имя
Виктория

Возраст
16

Частота посещения
Каждый день

Связь (кроме лс)
Лол, я Бог создатель.