Человек я разносторонний=) Но в большинстве случаев моё творчество выражается в стихах, рассказах, фанфиках, и тому подобной чепухе.
Один из моих любимых стихов (написанных мною же) - "Цветочек французской сирени" - он очень короткий, но чувственный и эмоциональный. Не знаю, как он пришёл мне в голову... Всё получилось как-то само собой. Итак.

Цветочек французской сирени

Цветочек французской сирени, с лёгким запахом нежным...
Цветочек французской сирени, впитавшей вечерний цвет...
Цветочек французской сирени - кусочек любви и надежды,
В бескрайнем и чёрном просторе минувших и будущих бед.

Косяи сама вижу, исправлять рука не поднимается=)
Есть у меня также несколько пустых, безликих стихов - выкладывать их я не буду, покажу только начала - первые строфы неплохо звучат.

Первые строфы неудавшихся стихотворений

1) В утлой, пыльной и старой лодчонке,
Смотря в звёздное небо, наверх
Я ждала в своей жизни чуда,
С грустным видом терзая смех...
2) В темноте зажглись зелёные глаза,
Тихонько прозвенело ласковое эхо,
Как призрак, в этот мир вошла она -
Пушистый клочок белого меха.

Как вы видите, построение у этих "творений" разное.
Что мне не нравится в моих стихах - то, что все они одинаковы - ярки, красивы, но бессмысленны. Любимое моё стихотворение - вот. (Оно претерпевало несколько "пластических операций" - изменений)

Богиня пустынь

Кошка, богиня песков и пустынь
Сидела в пространстве своих же владений,
Вокруг - причудливые тени встречали новый, светлый день.
Глаза её белстели мягко в преддверии рассветных снов,
А ночь тихонько уплывала по морю золотых песков.

Читая это стихотворение - я почти вживую вижу чёрную кошку, сидящую в пустыне - розоватое восходящее солнце и пляшущие тени на оарнжевом песке.
Довольно забавный и непохожий на остальные стиль моего следующего стихотворения - с инригующим названием "Она.

Она

Она стояла в ту ночь одна,
У распахнутого окна,
В небе мерцала луна,
Одинокая, как и она.
Она стояла в ту ночь одна
И пела песню любви своей.
В небе мерцала луна,
Она думала лишь о ней.
"Как светла и румяна луна"
С небес льётся сказочный свет!
Нет, и вправду, ночь лучше дня.
Ночью нет ни ошибок, ни бед...
Как светла и румяна луна!
Мне бы быть на неё чуть похожей"
По щеке покатилась слеза.
Она думала всё об одном же.

Опять же - динамичная картинка молчаливо плачущей девушки, ощущение лёгкой ночной прохлады, и лунные блиик на подоконнике.
Последние же два стиха, которые я хочу вам показать, довольно тяжёлые. Один из них, помнится, был даже кое-кем назван провокационным. Не буду говорить, кем, он сам знает, правда ведь?=)

Мои жуткие провокационные стихи

1) Спасибо тем, кто смог пройти эту войну,
Пройти сквозь голод, страх и слёзы.
Спасибо тем, кто, бросив дом, жену,
Помог осуществить нам наши грёзы.
Спасимбо им за то, что можем жить.
Что можем золотистым светом солнца любоваться!
За то, что можем просто мы тепло дарить!
Смеяться... Радоваться... Улыбаться...
Ведь если б не они, мы не узнали б
Неба, трав и рек.
Мы не увидели б моря и океаны.
А что бы было, если б кто-то пренебрег
Войною, ставшею российской раной?
2) Когда мы перестанем быть людьми?
Когда мы потеряем ценность жизни.
Когда мы перестанем быть людьми?
Когда не будет верности Отчизне.
Когда мы перестанем быть людьми?
Когда тусовки нам заменят книги.
Когда мы перестанем быть людьми?
Наверное, когда впадём в унынье.
Когда мы перестанем быть людьми?
Когда мы станем убивать ради богатства.
Когда мы перестанем быть людьми?
Когда мы потеряем веру в Бога, в сказку.
Когда мы перестанем быть людьми?
Когда мы станем лишь крушить, ломать и рвать.
Когда мы перестанем быть людьми?
Когда мы перестанем создавать...

Из довольно красивых, осталось только два.

Вот они

Я – солнце. Но не обожгись!
Я – ветер. Но не простудись!
Я холмик. Но ты не споткнись!
Я – Я! На гнев мой не нарвись.
Роса я. Ты напейся мною.
Я радуга – всегда с тобою!
Я ненавязчивой мечтою
И мыслями всегда с тобою!
Забудь меня – и я заплачу.
А вспомни – и я засмеюсь.
Хочу хотя бы что-то значить,
Но всё равно на всех я злюсь.
Могу Зефиром я  явиться,
Могу Бореем показаться,
Ты должен мне лишь посвятиться,
А от других всех отказаться.
2) 1. Она всегда была в душе обычной кошкой,
По внешности обычной девушкой была,
Но женский облик был всего лишь оболочкой,
И в сердце у неё была одна мечта:
Стать кошкою: свободной, сильной, ловкой,
Красивой, чтоб в неё влюбился кот,
Она надеялась найти подковку,
Что счастье ей кошачье принесёт.
Она была порывистой и злой,
Но в глубине души была настолько доброй…
Она бывала очень странная порой,
И отзывалась на кошачью кличку «Мурли».

Остальные скорее не стихи, а так, баловство. Выкладывать я их не буду=)
Ах да, вот кусочек (начало) одного из моего фанфиков, возможно, в будущем выложу продолжение, но не уверена. (Тут м так довольно много, чтобы понять, какова я в писательстве)

Здесь

Я до сих пор помню, с чего всё это началось, и когда моя жизнь сломалась окончательно и бесповоротно. Я помню всё с самого начала, всё, до мельчайших подробностей. Такое не проходит и не забывается даже по прошествии многих-многих лет.. И я начну свою историю...
...Началась она в небольшой деревушке, где жили Двуногие. С краю, у старого, поросшего мхом озера, стоял большой дом, он был, наверное, самым красивым из всех домов в округе, черепичная крыша сияла на солнце, стены были покрыты мраморным напылением, и вообще, он был весь какой-то важный, как толстый индюк на откормке. В нём жили Двуногие, деловые люди, и у них была кошка Пейнти, красавица, белая, стройная, с золотыми и коричневыми пятнами, она знала себе цену и никого из котов к себе не подпускала, кроме нашего отца – Хмуря. Да, я знаю, не очень приятное имя, но он любил нас с матерью, братишкой  и сестрёнкой всем сердцем, и всё утешение находил только в нас. Он умер, когда я была совсем крошкой, мама рассказывала, что его убили лесные коты, а тело его было найдено всё истерзанное, жестоко израненное. Маме долго оно снилось по ночам, я точно знаю. Она совсем не спала, а если засыпала, начинала плакать , стонать и вздрагивать, шерсть её вставала дыбом и она сразу же открывала глаза – а в них застывали усталость и ужас.  Пейнти всегда находилась в каком-то нервном напряжении, но нас никогда не запугивала, потому что любила. Мы  - я, моё имя Грация, и моя сестра Изза, как две капли воды похожи на мать, а наш братик Кактус вылитый отец. Я-то, конечно, этого не знаю, я ведь не помню внешности папы, но мама говорит, что он был точь-в-точь такой же. Итак, о том, как выглядел Хмурь, я могла судить только по Кактусу, а он был чёрный, с большими раскосыми глазами и длинными лапами, неуклюжий и нескладный, какой-то неправильный. Но разве это было важно для меня? Главное, что он был здоров, мог двигаться и жить полноценно, это самое важное. В деревне у меня было много друзей, таких же маленьких котят, и я среди них была первой красавицей и заводилой во всех играх, и уж играли мы шумно!
   Один раз мы задумали пойти походом на собаку, которая жила в конце деревни, на Клеверном Переулке (да, я ведь знала названия всех улиц и дорожек там, у себя на малой родине). Звали эту собаку Бармалей, за то, что она была гадкая и противная, очень злая и всегда на всех кидалась. Люди, державшие эту собаку у себя, просто терпеть её не могли, она однажды укусила их маленькую дочку Нелли, которую мы все очень любили. Она подкармливала нас вкусными печеньками и пастилой, хозяева нам этого не давали, заботясь о нашем здоровье. Так вот, мы решили напасть на Бармалея, и для этого собрали действительно сильную армию котят, и я, безусловно, была генералом и шла впереди. Весь путь мы играли и хохотали, а когда дошли до участка, где жил этот несносный пёс, так перетрусили, что даже хотели пойти домой, но решили довести дело до конца. Бармалей  как раз в это время вышел на прогулку, а выгуливали его обычно без ошейника и без сопровождения хозяев, потому что в этом углу деревни потчи никто не жил, и редко сюда заходили. Мы приняли боевую стойку, и вдруг… Это было настоящее чудовище! Огромный, слюнявый, чёрный пёс с проплешинами на боках и гнилыми зубами, он лаял ужасно громко и противно и мы сразу же забрались на дерево. Все, кроме Иззы. Крича отчаянно  и извиваясь всем телом, она пыталась уцепится за кору ольхи, но не могла, и собачья пасть была всё ближе и ближе. Я издала боевой клич, который прозвучал ужасно одиноко и испуганно и спрыгнула со своей ветки, на которой так удобно разместилась. Я пргнула прямо на голову собаки, заскользила на её жёсткой нерасчёсанной шерсти, и свалилась на землю. Ох, как я испугалась! Буквально в следующий момент я почувствовала, как эта гадина хватает меня за загривок и мотает из стороны в сторону. Я слышала грохот крови в ушах и хруст шейных позвонков, а потом – жуткая боль, и чернота разлилась у меня перед глазами. Последнее, что я слышала, визг Иззы, отчаянный визг, пробивающийся сквозь пыхтение слюнявой псины. Когда я очнулась, я увидела, что Берри и Кулик, два забияки, стоят ко мне спиной, загораживая меня от Бармалея. Я выглянула между ними  и увидела странную картину. Вся наша армия сгрудилась в одну кучу, изредка шёпот волнами пробегал по толпе, а посередине боевого «ринга» шла настоящая война! Ужас, сколько было крови. Тощий кот с обтрёпанными ушами бесстрашно кидался на собаку, а та только заливалась бессильным яростным лаем. Я не помню, сколько наблюдала за этой жестокой сценой, но вскоре наступил момент, который потряс меня до глубины души. Бармалей схватил кота за горло и как-то в один миг перегрыз его. Тело кота обмякло и перестало сопротивляться, а кровь с гортанным бульканьем струёй хлестала и вскоре образовала огромную кровавую лужу на земле. Слёзы выступили у меня на глазах, я медленно встала. Вся наша армия, и я, в том числе, вынужден были спасаться бегством. Я бежала домой, как ураган. Знаете, это чувство, когда уже не ощущаешь лап, сердце изнутри чуть ли не ломает рёбра, не хватает воздуха, всё болит, и ужасно хочешь пить, в лёгких – невыносимое покалыване, но до цели осталось всего несколько метров… Вот что я испытала. Последний рывок…. И я была уже дома. Пейнти встретила нас  взволнованная, она плакала от страха, от того, что ей пришлось пережить, и всё же была несказанно рада нас увидеть живыми и почти невредимыми. Бармалей ещё долго лаял у наших запертых ворот – ведь он не мог протиснутся в узкую щель, так, как это сделали мы, вот и бесился от злости.
   Ух, мы проиграли? Может быть, но борьба ещё не окончена! Я решила оставить Бармалея в покое, и попробовать напасть на кого-нибудь другого, для тренировки. И тут мне в голову пришла гениальная мысль…Напасть на лесных котов! Отомстить за смерть Хмуря, вот она, настоящая моя судьба, моё призвание! Какая замечательная идея…
-Завтра, на рассвете, у нас совещание у озера,  - сказала я своей армии. Как сейчас помню, голос мой был хриплым и тихим.  Когда лай за воротами стих, все мои воины разошлись по домам, а я вынашивала в голове свою кровожадную затею.
Глава 2.
   На следующий день, с утра, я сдержала своё обещание и к рассвету была уже у озера. Ах, какая же это была красота! Свежая сочная трава шелестела на берегу, у самой кромки тёмной холодной воды, дрожащие рубиново-красные лучи солнца отражались в ней. Вода в нашем озере была очень чистая и было видно песчаное дно и шнырявних тут и там рыбок с серебристыми спинками. Несмотря на том, что время было ещё раннее, мы с Иззой и Кактусом пришли самые последние, вся моя армия была уже в сборе и и могла видеть напряжнные кошачьи ушки.
-Привет!
-Привет…
-Ты пришла!
-Ну наконец-то, а, - раздались отовсюду ворчливые голоса. Я встала посредине и, мило улыбнувшись, заговорила. Речь моя была убедительная, ведь я продумывала её всю ночь, подбирала подходящие слова и доводы.
-Моя верная армия! Я знаю, что ради меня – вашего генерала, вы готовы пойти на край света, на верную гибель, потому что вы любите меня искренне, всей душой и сердцем. Вчера вы это прекрасно доказали. Да, вчера мы потерпели поражение, а один кот, имени которого я не знаю, даже погиб из-за нас… Но дело не в этом! Мы все вернулись целыми и почти невредимыми, не считая нескольких ранений. За что мы мстили вчера? За Нелли, укушенную этим гадким псом, но скоро мы сможем отомстить за более важную вещь – за самую важную для меня, - я волновалась и поэтому не могла говорить нормально. Голос мой, высокий и тонкий, дрожал и срывался, и прониклась важностью момента. Ах, как уморительно я, наверное, выглядела, когда, маленькая и взъерошенная стояла посреди толпы и говорила такие умные и взрослые вещи. Но мне было страшно тогда, а совсем не смешно. Мысли и картины, одна другой ужаснее, проносились у меня перед глазами, а я мужественно терпела, ропот пробегал по толп, а я продолжала: - Скоро мы сможем отомстить за смерть моего отца, Хмуря. Я его очень любила и я просто обязана отомстить за него лесным котам, которые его убили. Кто…Мне…Поможет?
На несколько мгновений воцарилась полная тишина, я слышала только грохот крови в ушах и свист ветра, а потом вдруг отовсюду раздались голоса, каждый кричал. Каждый хотел помочь.
-Я возьму только пятерых. Со мной пойдут Изза, Кактус, Кулик, Берри…
На меня воззрились котята с непередаваемой надеждой. Каждому хотелось завершать этот славный героический список, а мне нужно было выбрать самого достойного.
-И… Кайти.
Кайти была ловкой чёрной киской, одной из моих не лучших, но довольно-таки хороших подруг. Почему я взяла её? Просто потому, что она была очень сильная и всегда побеждала во всех состязаниях, которые мы раньше частенько устраивали во дворе.
-Мы отправляемся  сегодня, прямо сейчас. Нельзя откладывать на завтра то, что  с лёгкостью можно сделать сегодня. А те, кто не пойдут с нами, пока что тоже скучать не будут. Наловите вкусняшек к нашему приходу, - и, взмахнув хвостом, приглашая избранников следовать за собой,  я развернулась и пошла по дороге к лесу.
Передо мной расстилалась дорога, даже не дорога, а что похожее на широкую заезженную тропу. Пыльная, в песке и земле, она была до ужаса грязной, кое-где попадались раскалённые маленькие камушки. Шли мы долго, и поэтому мои лапы скоро очень устали идти по жёсткой плоскости и я решила пройтись по обочине, где росла  высокая некошеная трава, вся в паутинках кроткой утренней росы, ну конечно, это была плохая идея, ведь лапы мои тут же промокли, и поэтому, когда я выбралась снова на тропу, пыль быстро налипла на мокрую шерсть и я стала грязной, не знаю, как кто! Это был кошмар, я чувствовала себя свиньёй, той самой жирной свиньёй, которая жила на ферме тётушке Хейсон. Эта свинья не имела имени и всегда противно и громко хрюкала, за что её прозвали Хрюкой. Иногда эта прозвище сходило и за имя, но не часто. В любом случае я чувствовала себя ужасно некрасиво и неудобно, и очень удивилась, когда Кулик стал бросать на меня восхищённые взгляды, ох, как хорошо, что у меня была такая густая шерсть, иначе Кулик бы заметил, как я смущённо покраснела с ног до головы. Так или иначе, я отвела взгляд и стеснительно хихикнула, и на этом обошлось.
Я не помню, говорила ли я вам о том, что наша деревня стояла у самого леса, и идти долго не пришлось, буквально четверть или половина часа, солнышко даже ещё не успело взойти до конца, а впереди уже мерцали тёмной зеленью густые кроны гордых деревьев. Лес. Запах свободы и свежести, он манил меня, влёк в самую глубь,  но я была вынуждена идти медленно,  шаг за шагом, ступая по земле, нехоженной и неизученной ещё мной. Мягкий мох пружинил под лапами, над головой я слышала шум и шелест листьев, а вокруг было так много всего однотонного и красивого, что я, наверное, потеряла голову в первый момент, и обрела её ещё очень нескоро… Я вела себя как безумная! Напустив на себя важный вид расследователя, я приподнялась на задних лапах и принялась  шумно втягивать  носом воздух. С первого же момента я почувствовала запах каких-то незнакомых котов, их было двое или трое, может чуть больше, я не могла этого понять, запахи были свежие и такие явные, что я поначалу даже удивилась.
«Неужели эти жалкие создания даже не умеют маскировать запахи? Это же до смешного!» - да-да, именно так я и подумала, слово в слово.
Мы взяли след и шли по нему, я – спереди, а моя армия – сзади, я слышала дробный и гулкий топот множества маленьких лапок, и это так воодушевляло меня и создавало мне замечательное  настроение, я готова была работать солнцем – всем дарить тепло и свет, но, к сожалению, я была всего лишь великим генералом, ведущим своих воинов на верную гибель. Довольно скоро мы настигли эту компанию, две белые кошечки, ужасно похожие друг на друга и маленький бурый котёнок, он был чуть старше лишь меня, а может, и вовсе ровесником. Мы затаились в кустах.
-По команде, нападаем! – скомандовала я, и полились минуты ожидания. Такие долгие и нудные минуты… У меня затекли лапы, но эта затея мне не  наскучила, я вдруг почувствовала лютую ненависть ко всем этим миловидным кошечкам, убившим моего отца, что я знала, это не игра – это будет настоящая битва, и я готова была действительно заплатить за неё жизнью.  Наконец киски повернулись к нам спиной. Пришло наше время.
-Вперёд! – и мы лавиной выскочили на поляну, я одной лапой сшибла  котёнка и пригвоздила его к земле, но в следующий миг почувствовала, как кошка резко отшвырнула меня в сторону. Обиженная и глубоко оскорблённая, я поднялась, чтобы продолжать войну, но мои лапы подкосились, когда я увидела, как много взрослых, подготовленных к обороне котов выскакивает на эту небольшую полянку – опушку на окраине леса. Один, два, три…. Четыре, пять. Скоро я потеряла счёт, не знаю, сколько их было, но больше десяти точно, и все были таки грозные… Мы сгрудились в кучу и подняли на воинов большие, полные слёз глаза.
-Что нам с ними делать, Сахарница? – строго спросил один из котов.
-Распугать и распустить всех, кроме одного. Кого-нибудь мы просто обязаны взять в плен и показать Лиловой Звезде.
-Ну…. Мы возьмём… , -кот оценивающе рассматривал нас.
«Только бы не меня, только бы не меня», тихо шептала я про себя, как по чьему-то повелению, окт остановился рядом со мной и  удовлетворённо кивнул. – Мы возьмём её. Тебя как зовут?
-Грация, - безнадёжно буркнула я.
-Что ж, Грация, моли Звёздное Племя, чтобы всё обошлось, - зловеще протянул кот, и слова его показались мне самой настоящей угрозой.
Глава 3.
Вся моя армия разошлась по разным сторонам, а я последовала за этими странными котами. Все мои планы рухнули и я, разбитая, усталая и совершенно измученная, только шла вперёд, безразлично помахивая хвостом.  Хоть я и была уставшей, но за котами успевала вполне. Отдать им должное, шли они довольно медленно, и мне даже не было сложно. Я ничего не говорила, просто не осмеливалась, боялась, ужасно боялась их.
Наконец мы вышли на большую круглую поляну, поросшую притоптанной яркой травой. Множество котов было там и все они смотрели на меня удивлённо и немного враждебно.
«Мама, мама! Знала бы ты сейчас, где я и как мне страшно», - невольно подумала я, съёживаясь и стараясь стать как можно незаметнее.  Меня повели через всю поляну к противоположному её концу, где возвышалась огромная каменная скала с пещеркой наверху. Около скалы сидела кошка. Я запомнила её навсегда, чёрная, пушистая и грациозная, она казалась очень ухоженной и важной, её лиловые глаза  были такие ясные, нежно и таинственно мерцали.
-Её зовут Лиловая Звезда, - как бы извиняясь, сказала мне одна кошка. – Она у нас предводительница, и мы все её любим и уважаем.
Я не почувствовала же к кошке ни любви, ни уважения.
«Любить всех драных котов   - любви не хватит. Я маму люблю. Я к ней хочу», - подумала я, разглядывая кошку с интересом. Бурый кот, который так жестоко обошёлся со мной на опушке, подошёл к кошке и стал что-то говорить быстро, бросая на меня злобные взгляды. Я ощетинилась и попробовала расслушать, что он там говорит, но не смогла, а жаль. Я знаю, это было очень важно и может быть, стало  причиной всех предрассудков отношения ко мне. Так или иначе, но меня скоро увели оттуда.
-Так, Грация! Ты будешь жить в пещере целительницы, поняла?
Я, честно говоря, ничего не поняла, мне было настолько глубоко всё равно, что я равнодушно повела плечом и кивнула. Кот повёл меня в небольшую каменную пещерку, я зашла внутрь. Влажная темнота обступила меня, запах сухих трав и цветов ударил в нос. Я попятилась, но кот схватил меня за загривок и швырнул вперёд с такой силой, что я упала и поехала по шершавому полу с песочной насыпью.
-Ну, и что это значит? – спросила я придирчиво. Да, я боялась, но был же какой-то предел! Обращаться со мной как с игрушкой?  Вот ещё! Я им покажу!
-Уймись, крошка, - лениво бросил кот. – Целительница сейчас придёт. Ну а я уйду пока что, жди её здесь и ничего не трогай.
Я обрадовалась. Ну наконец-то он принял правильное решение, оставить меня одну, что может быть лучше! Когда он ушёл, я принялась обследовать пещеру. Везде были только пучки трав и лужицы с водой, ничего интересного. Я устало легла и прикрыла глаза.  Скоро должна была придти  целительница, и я ждала её с нетерпением.